«Здравствуйте, мы снова в эфире!» 

Осень 1965 года. В Семипалатинской области впервые начала вещание местная студия телевидения, в эфире которой отражалась не только жизнь города, но и близлежащих районов. У зрителей вошло в традицию собираться в 19:00 у экранов телевизоров в ожидании вечерних новостей. Они с нетерпением ждали каждый выпуск этой передачи и приветствие ведущих, рассказывающих им о событиях в районах, городах и сёлах. «Здравствуйте, мы снова в эфире!» 

Одной из тех, кто стоял у истоков образования и становления местного телевидения, является диктор и журналист Зульфия Омарова. Именно она на протяжении почти сорока лет знакомила зрителей с последними новостями региона и вела телевизионные программы, рассказывая об известных артистах, спортсменах и других знаменитостях.  

Зульфия Омарова начала свою телевизионную карьеру в год открытия Семипалатинского телевидения. В то время новоиспеченным сотрудникам ТВ не у кого было учиться, а потому журналисты, дикторы и редакторы набирались опыта самостоятельно. Работали с утра до ночи, оттачивали мастерство и наращивали связи. «Не я выбрала профессию, а профессия выбрала меня», – улыбается Зульфия Омарова.  

– Мне было 17 лет, когда я начала работать на телевидении. Когда впервые попала на съемочную площадку, всё было так интересно: вокруг большие лампы, 200-килограммовые камеры, различная аппаратура, – вспоминает Зульфия Омарова. – Моими проводниками в этот новый мир стали Оташ Батесов и кинооператор, а в дальнейшем журналист Игорь Бурлак.  

С толикой ностальгии вспоминает Зульфия Омарова своих первых коллег – Александра Попова, операторов, с которыми они очень хорошо и слаженно работали. С особым уважением – своего первого руководителя Кылшыкпая Байгожина, который внёс огромный вклад в создание и организацию нового телевидения.  

Профессионалов тогда было немного, и, по сути, им приходилось постигать всё самостоятельно. Позже были республиканские курсы, где обучали манере чтения и экранной культуре. Ведь диктор должен уметь создать для зрителя эффект присутствия. Учили одеваться, водили в Дом моделей, рекомендовали, какой наряд и для каких эфиров выбирать.  «Здравствуйте, мы снова в эфире!» 

– Нам объясняли как «держаться». Однажды я прочитала такую вещь: «Она каждый день в эфире, но кто знает, что у нее на душе?». Действительно, что бы ни случилось у журналиста или диктора, он всё равно должен держать себя в руках. Это личное, зрителям это не надо знать. До них нужно донести самое главное – информацию. Поэтому очень важна самодисциплина, – рассказывает Зульфия Омарова. – Так, шаг за шагом, мы учились работать на телевидении. Но даже имея многолетний опыт работы, не могу сказать, что теперь я знаю о телевидении всё. Даже сейчас, глядя на экран, думаю: «Вот так тоже можно было сделать в своё время». Хотя, конечно, сравнивать телевидение тех лет и современное не стоит. 

Сложностей, признается диктор, в профессии было немало. Например, редакторы не успевали заранее подготовить тексты для «зачитки». В итоге диктор получал их перед самым эфиром. А зачитать нужно с правильной интонацией. При этом в разных жанрах – музыкальных, политических или культурных новостях, используются специальные интонационные приемы, делаются ударения. Ведь главная задача диктора – не просто прочитать новость, а донести до зрителей ее суть. 

В те годы все программы на телевидении были местного производства. Выдавался лишь один 30-минутный информационный выпуск из Москвы. Поэтому телевизионной команде приходилось работать не покладая рук, порой до двух часов ночи. И всё для того, чтобы порадовать публику очередной порцией новостей. Так, для 10-минутного информационного выпуска требовалось задействовать около 35–40 человек: редакторов, машинисток, режиссеров и их помощников, ассистентов, звукорежиссеров, помощников звукорежиссера, журналистов, дикторов и других специалистов.  

– Редакторы с раннего утра ездили по местным предприятиям и собирали информацию. Причем ходили в основном пешком, автобусы курсировали довольно редко. Раньше не было петличек, как сейчас, а использовались, так называемые журавлики – микрофоны, «летающие» над студией, – поясняет Зульфия Омарова. – Помощники звукорежиссера сидели за пультом и отвечали за качество звука. Были художники, которые писали титры, потом во время эфира их показывала отдельная камера. Они стояли на специальной подставке, так называемые паспарту с титрами, и ассистент режиссера по команде менял их в нужном порядке…  

Нынешним тележурналистам сейчас трудно представить, как операторы катали по студии 200-килограммовые камеры. При этом за камерами по всей студии тянулись огромные кабели. За тем, чтобы они не спутывались и не мешали работе, следил специальный человек. На съемках с места событий кинооператоры снимали сюжеты громоздкими аппаратами «Кинор», звук записывался отдельно на магнитофон «Репортер». Еще требовались осветители, художники, кинооператоры, фотографы и оформители, а также люди, ответственные за технику, инженеры, их ассистенты.  «Здравствуйте, мы снова в эфире!» 

– Современная техника удобная, легкая и миниатюрная, а у нас всё было массивным. Кто бы мог подумать, что спустя полвека всё можно записать на маленький телефон, – отмечает Зульфия Омарова. – Потом мы начали готовить репортажи с места событий. Сначала были передвижные телевизионные станции (ПТВС), с их помощью велись съемки со стадионов и площадей. Поскольку ПТВС была не передающая, а записывающая станция, то потом делали монтаж будущей программы. Ноутбуков тогда также не было. Машинистки печатали тексты до позднего вечера. В то время отснятый 30-секундный  видеоролик становился достижением.  

Помимо работы диктором, Зульфия Омарова пробовала себя и в качестве журналиста. Ее самый первый сюжет – об олимпийском чемпионе Жаксылыке Ушкемпирове, который съемочная команда ездила снимать на остров Кирова (ныне остров Бейбітшілік – прим. ред.). Этот ролик до сих пор хранится у родственников спортсмена. Позже наша героиня начала вести программу «Нар-Тауекел» о казахских спортсменах и «Жулдыздыкеш» о жизни именитых артистов, съемки последней проходили во Дворце молодежи. Программа получила очень высокую оценку зрителей. Ее смотрели все – от мала до велика.  

Несмотря на то, что Зульфия Омарова стала узнаваемой личностью, звездной болезни ей удалось избежать. Хотя приходилось не просто. Всегда и везде её узнавали зрители всех возрастов.   

– Я этого сильно стеснялась, – признается она. – Однажды ехала в автобусе. Подбежала маленькая девочка, села рядом со мной и трогает меня за руку. Я спрашиваю: «Что тебе нужно?» – и тут она удивленно кричит: «Мама! Она живая!». В то время зрителям было интересно увидеть человека с экрана «вживую». Было любопытно, что это за люди, какие они вне телевизора. Тем не менее гордости или звездной болезни у меня не было, скорее, наоборот, некое стеснение, – улыбается З. Омарова. 

Сейчас Зульфия Калиевна на заслуженном отдыхе. Однако информационные программы смотрит с большим интересом. При этом отмечает некоторые ошибки нынешних дикторов. 

– К сожалению, у большинства из них не поставлены голоса, они неправильно дышат. Проглатывают окончания слов. Очень быстро и без выражения читают текст, но ведь задача в том, чтобы донести до зрителя его суть. Для этого нужно главные нюансы в новостях выделять ударением и интонацией, – говорит диктор. – Бытует мнение, что прежнее телевидение было лучше и качественнее, это действительно так. Поскольку тогда за всем очень строго следили, ко всему относились ответственно. Нельзя было допускать ни малейшей ошибки, – говорит Зульфия Омарова. 

Сейчас, в век Интернета, всё чаще звучит мнение, что телевидение уходит на второй план, а у журналистики и вовсе нет будущего. Однако Зульфия Омарова с этим категорически не согласна. При всем удобстве Интернета, по ее словам, Всемирной сети не хватает главного – отбора. Информация поступает в одну большую «корзину» пользователей, среди которых как дети, так и взрослые. Телевидение же предоставляет каждой категории зрителей свои новости, и Интернет в этом плане ему «не ровня».  

– Если не будет журналистов, все будут выкладывать в Сеть кто что захочет, тогда это будут не новости, а сплетни. Журналист сообщает зрителям и читателям именно новость. Журналистика есть, и она будет всегда востребована, – завершает беседу диктор и журналист со стажем Зульфия Омарова.

Наргиза Омарканова 

Семей 

Ответить