Сергей Астраханцев: «Все наши беды от игры и притворства»

В Восточно-Казахстанском областном драматическом театре с аншлагом прошел бенефис неподражаемого актера, талантливого режиссера и увлеченного драматурга Сергея Астраханцева.

Сергей Астраханцев: «Все наши беды от игры и притворства»Любимец публики в юбилейный вечер поделился со зрителями сокровенными мыслями о смысле жизни, предназначении, об учителях, друзьях. И сделал это в свойственной ему неординарной манере – в форме музыкально-театрализованного представления «Я получил эту роль…». А после виновник торжества продолжил диалог со зрителями в спектак-ле «Банный день», в котором он раскрылся сразу в нескольких сценических ипостасях: как исполнитель роли, автор пьесы и режиссер-постановщик.

– Если разобраться, каждый из нас один на весь космос, – сказал во время интервью Сергей Астраханцев.

Глазами ребенка

Незаурядный взгляд на жизнь и творческое мышление у Сергея Борисовича проявлялись с ранних лет. Какая-то малейшая, казалось бы, незначительная деталь – будь то кусочек раствора в шве между кирпичами или мох рождали в его детском воображении необыкновенной красоты сказочные миры, которые населяли загадочные существа. И чем дольше он вглядывался в мик-ромир, тем дальше уводила его фантазия, и тем интереснее становились сказочные сюжеты. Не замечая хода времени, любознательный мальчик в своем воображении карабкался по горам, пробирался сквозь еловые чащи, встречал на своем пути древних воинов, гномов… И не догадывался, что через несколько десятков лет его красочные фантазии воплотятся на театральных подмостках и будут будоражить воображение юных зрителей.

– Мне повезло – природа наделила меня способностью замечать периферию в подробностях, любовью к мелким деталям и маленьким человечкам. И это очень сильно помогло мне в работе, – признался Сергей Астраханцев.

Из 17 спектаклей, поставленных им на сцене Восточно-Казахстанского областного драматического театра, 13 – это сказки для детей. К примеру, «Муха-Цокотуха» К. Чуковского, «Три поросёнка» С. Михалкова. На этих постановках, рассказывающих о добре и зле, взаимовыручке и дружбе, выросло не одно поколение восточноказахстанцев.

Из восьми написанных Астраханцевым пьес – шесть детских. «Братец Лис и Братец Кролик», «Маленькая история о Маленьком Муке», «Красная Шапочка» ставятся не только на театральных подмостках Усть-Каменогорска, но и других городов Казахстана, а также России, Украины и Беларуси. И всюду эти спектакли принимаются детьми на ура!

Найти, нащупать заветную тропинку к сердцу ребенка, подарить ему невероятные открытия и вызвать яркую палитру эмоций – такое удается не каждому автору, режиссеру. А Сергею Борисовичу – без особого труда! И дело даже не в объеме профессиональных знаний, полученных сначала в Усть-Каменогорском культ-просветучилище, а после в Государственном Челябинском институте культуры и искусства. Скорее, во врожденных качествах – интуиции, способности взглянуть на театральное действо глазами ребенка, а также в стремлении к розыгрышам, баловству.

– Дети – это же те самые маленькие человечки, которые населяют мой воображаемый мир. Когда идет моя сказка, я незаметно выхожу в зрительный зал и смотрю на реакцию: как дети радуются, сопереживают. Со мною что-то происходит на физическом уровне… Это незабываемые ощущения и хочется их повторить, – рассказывает Сергей Борисович.

Несмотря на весомый те-атральный опыт работы с детьми, Сергей Астраханцев не останавливается в своих творческих поисках: пишет, ставит. Отказывается признавать себя мастером сказок. И вообще против всяческих ярлыков, которые, по его искреннему убеждению, служат лишь для того, чтобы привлечь к персоне дополнительное внимание.

Актёрское счастье

Отучившись, отслужив в армии и 11 лет посвятив преподаванию режиссуры, сценической речи и актерского мастерства в Саркандском культурно-просветительском училище, а затем и в Восточно-Казахстанском областном колледже искусств, в театр Сергей Астраханцев пришел уже зрелым человеком. В 1999 году.

– Я чувствовал, что мне неуютно преподавать то, что сам не испытал в жизни, на практике. Тогда же волею судьбы меня пригласили в театр в качестве актера, – вспоминает Сергей Астраханцев.

Наиболее ярко его актерское дарование выразилось в комедиях, среди которых «Лекарь по неволе» Ж.-Б. Мольера, «Проделки Ханумы» А. Цагарели, «Детектор лжи» В. Сигарева, «Женитьба» Н. Гоголя. Созданные Сергеем Борисовичем острохарактерные образы становились украшением спектаклей и неоднократно отмечались театральной премией «Маска» Управления культуры, архивов и документации ВКО. Сегодня он ни на мгновение не дает ослабевать напряжению в зрительном зале, выходя в образах епископа и немого нищего («Принц и нищий», М. Твен), Бургомистра («Тот самый Мюнхгаузен», Г. Горин), Юсова («Доходное место», А. Н. Островский), Стэфана Спетлайга («Тётка Чарлея», Б. Томас). За двадцать лет С. Астраханцев блистательно сыграл около 40 ролей.

– Среди ролей, к сожалению, еще нет такой, которую бы я выделил, полюбил. Роли моей жизни… Её еще не было, – признается Сергей Борисович.

Зная не понаслышке, насколько важны роли актеру для раскрытия его потенциала, Сергей Астраханцев как драматург и режиссер создает безграничное поле для творчества своим коллегам по цеху. Его потрясающие вечерние спектакли «Очень простая история» М. Ладо, «Банный день» открывают актерам необычные способы для существования, а зрителям дарят ответы на сложные вопросы мироздания.

Истина – в движении

– Педагог, актёр, режиссер, драматург. Как все эти ипостаси в Вас уживаются?

– Они все между собой очень близки. Поэтому уживаться им нетрудно. При этом я еще и на рыбалку хожу, газон стригу, цветочки выращиваю (смеется). Давным-давно один из моих педагогов сказал: «Режиссёр должен уметь все!». И эта мысль для меня основополагающая. Я специально ради профессии интересовался в разное время механикой, электроникой, литературой. И благодаря этому сегодня могу разговаривать на одном языке с различными исполнителями нашего театра – токарями, портными, бутафорами, машинистами. И мы понимаем друг друга.

Все четыре ипостаси для меня важны. Они как звенья одной цепи.

– Многие замечают, что Вы актер с комедийным дарованием и в жизни любите шутить. Юмор Вам помогает?

– Один мой товарищ однажды сказал мне: «Ты, зараза, шутишь на грани фола, на острие». Конечно. О, сколько ситуаций разрядилось благодаря хорошей острой шутке.

– Вас, как человека ищущего, какие чаще всего посещают вопросы? Какие темы, проблемы как режиссера и драматурга больше всего волнуют?

– Наверное, главный профессиональный вопрос: как избавиться от этой «лотереи», сомнений – получится или не получится спектакль, роль? Может, со стороны никто не видит этого. А себя-то не обманешь.

Меня как атеиста очень сильно волнует тема веры в любом ее проявлении. От игры в веру, от притворства человека все наши беды. Вера в Бога – это же проявление в человеке светлого, доброго, возвышенного. А выходишь на берег реки, упираешься глазами в гору мусора и вера… разрушается. Истина – в движении, поиске этой веры.

– Вы ведете архив, подсчет написанных пьес, поставленных спектаклей и сыгранных ролей?

– Нет, для меня неважно количество. Мне нравится сам процесс. Гораздо больше придаю значение вдохновению! Я был шокирован, что для пьесы «Почему люди не…» писал стих, не останавливаясь на подборе рифмы, не отрывая пальцы от клавиатуры. Как это происходит? А иногда часы уходят на сочинение одного четверостишья!

– Но вдохновение посещает не всех…

– Наверное, для этого нужна какая-то почва.

– Что для Вас важнее: коммерческий успех спектакля, всенародное признание или самовыражение?

– Если я начну выбирать лишь один из вариантов, это будет неправда, потому что они взаимосвязаны. Коммерческий успех – это подтверждение того, что спектакль состоялся. Там, где коммерческий успех, там много людей и, значит, народное признание! И то же самое в отношении самовыражения: как я могу самовыразиться, если спектакль посмотрели всего 20 человек?

Дарья Шавлева

Ответить