Кручу-верчу, прическу хочу

Все чаще у молодых людей можно увидеть необычные прически – дреды или афрокосы. Откуда к нам пришла мода на экзотику, насколько трудоемкий процесс создания таких укладок и насколько они безопасны для волос?

Кручу-верчу, прическу хочу

На эти и другие вопросы ответила мастер по афроприческам из Усть-Каменогорска Настя «Улитка». По разным источникам, первоначально дреды и афрокосы появились в древних африканских племенах, которые для удобства и красоты закатывали свои волосы в такие локоны. Несомненно, плетение кос и чего-то похожего на дреды в различных вариациях присутствовало во многих культурах. Последние полвека подобные прически ассоциируются с культурой движения «растафарианство». Однако с каждым годом дреды и афрокосы обретают все более аккуратный и даже деловой вид.

ОТ ЛАБОРАНТА ДО БРЕЙДЕРА

«Дред» в переводе с английского языка означает «ужасный», а «дредлок» (альтернативное название) – «ужасный локон». Действительно, на начальных этапах появления прически страшные колтуны у многих вызывали отвращение. Но со временем и новыми веяниями моды эти «сосульки» изменили форму и вид.

Раньше дреды закатывали из натуральных волос, но в настоящее время они чаще всего изготавливаются из канекалона. Это искусственный материал, который путем нехитрых манипуляций принимает нужную форму. У профессии по изготовлению таких экзотических причесок пока нет официального названия. Но, как поделилась Настя, сами мастера называют себя брейдерами.

Девушка занимается брейдингом уже 15 лет и за эти годы стала известна в городе как Настя «Улитка».

– Я уже знаю, что вы хотите спросить. почему «Улитка»? – улыбается мастер. – Я отвечаю на этот вопрос почти каждый день, но никогда полностью. Есть несколько причин, почему именно так, и каждому я озвучиваю разные версии. Вам достанется следующее: «улитка» – это название узора в брейдинге.

Настя признается, что свою работу она считает больше хобби, чем профессией.

– Увлечение началось еще в школе – когда увидела афрокосы в фильме «Охота на пиранью», поняла, что научиться плести такие – моя мечта. Осуществила ее, начала создавать модные прически. Но сначала поработала лаборантом химического анализа, аппаратчиком водородной станции и экономистом, – поделилась брейдер. – Просто однажды подумала, что я уже занимаюсь любимым делом, так почему бы тогда не посвятить ему все свободное время.

Кручу-верчу, прическу хочу

КРУЧУ-ВЕРЧУ

Свои шаги в большом мире брейдинга Настя «Улитка» делала интуитивно. Первым клиентом стала знакомая, которая пришла к ней с канекалоном и попросила красиво заплести. После первого удачного опыта началась череда экспериментов, методом проб и ошибок Насте удалось найти свой стиль и стать профессионалом в своем деле.

– Первое обучение у мастеров из России прошла спустя 11 лет. Сейчас, конечно, можно получить информацию и в интернете, и от коллег, – рассказала мастер. – У нас нет жесткой конкуренции или какой-то борьбы. Мы все общаемся, делимся опытом, но и не даем друг другу расслабляться.

По словам Насти, ее увлечение родители не сразу поняли, но дочь поддержали.

– Я сбежала от того, к чему их поколение всегда стремилось: работа в офисе, стабильная зарплата и подобные вещи. Но в нашей семье никогда не навязывали свое мнение, за что я безмерно благодарна, – поделилась девушка.

Как выяснилось, трудности в этой необычной профессии такие же, как и  любой другой, – чрезмерная физическая нагрузка, эмоциональное выгорание и сложности в общении с некоторыми людьми.

– Работа, безусловно, сказывается на организме, большая нагрузка на спину, ведь один комплект изготавливается от трех до двадцати часов. После пяти часов вплетения очень болят пятки, – рассказывает брейдер. – Стараюсь работать в адекватном режиме и главное – не взаимодействовать с людьми, которые не ценят мой труд и время

Кручу-верчу, прическу хочу

В настоящее время профессия брейдер, как и сами прически, набирает популярность. Возможно, это связано с изменившейся реакцией окружающих на обладателей таких причесок.

– Раньше они вызывали шок, – признается Настя. – Сейчас восприятие поменялось, реагируют на них с интересом, позитивно. Некоторые прически даже нравятся моим родителям.

К тому же наконец развеялись мифы, которые много лет передавались из уст в уста людьми, не особо разбирающимися в теме. Среди них предположение, что после окончания срока носки прически волосы уже не спасти. На самом деле существуют техники безопасного вплетения. То есть по факту волосы на протяжении одного-двух месяцев находятся в косе и после расплетаются без особых повреждений.

Несмотря на большую загруженность, девушке удается соблюдать баланс в работе и личной жизни. Настя считает, что этому способствует поддержка родных и любимого человека, а также то, что дело свое она выбрала по зову сердца.

– Не могу утверждать, что никогда не сменю поле деятельности, жизнь весьма непредсказуема. Но пока это действительно моё, не просто работа или хобби, – подчеркивает Настя «Улитка». – Тем, кто еще ищет свое дело жизни, советую прекратить лихорадочный поиск призвания. Лучше отпустить эту навязчивую идею и заниматься тем, что сейчас кажется правильным.

В настоящее время девушка живет в Алматы. Однако часто посещает Усть-Каменогорск, чтобы повидаться с родителями, заплести постоянных клиентов или провести обучающий мастер-класс для желающих познать секреты этого необычного мастерства.

Валентина Мусевич

Ответить