Кому перейдёт чабанский посох? 

Будет справедливо начинать разговор с того, что передача посоха чабана в прежние времена означала вручение трудовой эстафеты от отца к сыну. Поскольку дело это в основном являлось семейным. В другом случае вахту принимал первый помощник главного чабана, которого исподволь готовили на замену ветерану. Кому перейдёт чабанский посох? 

Так или иначе, были относительно стройные системы, которые взаимно дополняли друг друга. Как сейчас обстоит дело? Почему сегодня возникает острый дефицит кадров? По такому поводу бьют тревогу, прежде всего, владельцы крупных отар. Они не могут найти работников как на постоянной, так и на временной основе в пик сезона. Хотя уже готовы платить высокую, даже по меркам города, заработную плату. Плюсом к тому каждый месяц выдавать в виде натуральной оплаты живого барана или овечку. 

ЗА ДЕНЬГИ, ЗА ИДЕЮ? 

На подобный вопрос ребром, к сожалению, нет и не будет пока быстрого, однозначного ответа и решения. По крайней мере, всем известно, что на чабанов специально нигде не учат. Его посох – не волшебная палка Деда Мороза, за которой выстраивается очередь. Престиж и статус этой профессии тоже пока не вызывает особого вдохновения. А зря! Для настоящих профи и фанатов разведение овец на селе является делом жизни и источником дохода семьи. И здесь мы подходим к самому главному. Это не профессия вовсе, а образ жизни, который надо принять или наоборот. 

Наивно полагать, что в овцеводстве, как и в любом деле, человек работает только по призванию, велению сердца. Профессия ничем не хуже и не лучше других. Есть масса других занятий по найму, если вы не хозяин бизнеса, когда от работника требуется одно – строго выполнять свои оговорённые функции, получать соответствующую оплату. Даже в сельском хозяйстве есть компании, где работа организована вахтовым методом, как на производстве. Причём кадры могут привлекаться и приезжать издалека. Бывают люди, готовые поехать даже на Луну, лишь бы им хорошо заплатили. В условиях рыночной экономики для души всегда можно найти или придумать свое хобби. Основным источником дохода выступает что-то другое. Более прозаичное, но надёжное и выгодное по деньгам. Ничего не имеем против, если можно совместить работу и хобби. Занят любимым делом и получаешь за это деньги. Так везёт не всем и не всегда. Особенно в период кризиса. Здесь выбор невелик. Работают за деньги или за идею. 

ГРИМАСЫ РЫНКА 

Жизнь и рынок никого не уговаривают. Всему есть готовое объяснение. Мол, это его выбор. Хотя его хочется иметь в запасе. Не быть загнанным в угол супротив души. 

В период самоизоляции начался другой бум. Обилие онлайн-курсов, тренингов, школ выживания. Есть и новые веяния – упрощение жизни. Долой модные тренды, бренды. Возьмитесь за простое, как кусок чёрного хлеба, занятие. Зарабатывайте на жизнь через труд и пот. Сейчас в цене продукты питания. Короче, даёшь сельское хозяйство! И это уже не вызывает улыбки. В село возвращаются люди, что однажды уехали. 

В Катон-Карагае коллега шутил, что там могут выжить люди только местной породы. В селе проще тем, кто имеет корни. Адаптирован, ментально близок к нему. Так и в сельском хозяйстве, особенно в животноводстве. В Урджаре один крупный фермер делился сокровенным. К животным нужно испытывать если не любовь, то жалость. Приводил в пример сельских детей. Они с детства видят и знают домашних животных, птиц. Вырастают потом более милосердными, отзывчивыми на чужую боль и страдание. Потому и в городе дети тоже любят кошек, собак, рыбок, птиц, просятся постоянно в зоопарки или экобиоцентры. Такое же отношение к домашним растениям, как к живым существам, с которыми можно иногда даже поговорить. В деревне на каникулах городские дети вырастают быстрее. К лошадям они тянутся не только в целях иппотерапии. 

Не хочется нарисовать деревенскую пастораль. Чаши весов между селом и городом постоянно колеблются. Нет баланса. Спор о стирании грани между ними тоже далеко не окончен. Есть другая крайность. Родители признаются, что дети на селе меньше любят спорт, физический труд. А их папы и мамы тоже не желают, чтобы любимые чада оставались в деревне. Имеют на это родительское право. Впрочем, каждый ребёнок волен сам определять судьбу. В идеале должны быть равные условия для одних и других. В любом смысле. Наш коллега из Курчума написал в статье, что выпускник вуза с дипломом на приглашение в село задаёт главный вопрос. Есть ли там мобильная связь, а также интернет? Если есть – ответ положительный. На нет и суда нет. Не говоря обо всех иных непременных условиях. 

ПО ЗЕМЛЕ ХОДИМ 

В чём суть фразы: по земле ходит? Значит не витает в облаках, мыслит здраво и трезво. По-деловому. Корни у одних проблем очевидны. С другими всё не так просто. Не очень сильна надежда на некие спасительные инновации. Да и здесь энтузиасты тоже не дремлют. Кто-то изобрел в стране универсальный посох чабана. В него вмонтировал приёмник, предметы, необходимые во время пастьбы овец. 

С кадрами для заполнения вакансий так не получится. Подошло время узнать мнение действующих лиц на селе. Большое значение имеет форма собственности. Работа по найму или на себя. Личное подсобное хозяйство это или крупное формирование. Отсюда надо будет исходить. В прошлые времена любили ссылаться на слова классиков. О том, что полезное можно перенимать даже у капиталистов. Не будем ворошить опыт прошлого, это всем известно. В данный момент важнее то, что надо реально предпринять. 

В «Рудном Алтае» наш старший коллега Шакерхан Азмухамбетов немало в разные годы написал об овцеводстве. Сравнивал отары овец с «кочующим золотом». Называл их шкуры и шерсть золотым руном. Известное хозяйство в одном из районов, о котором он часто рассказывал, набрало силу. Вышло на высокий уровень, а сегодня нуждается в новых кадрах. Поднимает на уровне страны тему их дефицита. Хозяйство сохранило и преумножило ценную породу овец. Использует опыт и традиции предков. Однако сегодня ему нужны рабочие кадры. Но их либо нет, либо они не хотят. Даже за очень-очень высокую для села заработную плату.  Реалии требуют других производственных отношений и производительных сил. Задача со многими неизвестными, и решать её совместными усилиями – обществу и бизнесу. 

Так происходит и с КРС. Автор крупного проекта в другом районе утверждает следующее. Кто плохо учился в школе, тот не сможет пасти коров. Сегодня требования к кадрам совсем другие. Нужна сумма знаний и умений. Тут художественная самодеятельность уже не «прокатит». Самое главное – в ответственном отношении к своим функциям и высокий профессионализм. Как за границей, где покупают племенной скот и дорогую технику за серьёзные деньги. У работника, как и у хозяина, должна душа болеть за дело. Если для него уже созданы все условия – только трудись. 

ОБРАЗ ЖИЗНИ 

Однажды мы говорили по душам с главой большого хозяйства в южном районе. Он продолжает дело предков. Активно развивает овцеводство. Каким трудом это даётся? 

– Мы с детства привычны к такой работе, не видим ничего зазорного в простом и тяжёлом физическом труде, – говорит наш герой. – Это сегодня мы надеваем на выход нарядную одежду, ездим на солидном автомобиле. Когда в отаре весной начнётся напряжённая и ответственная пора окота, всё это остается в стороне. День и ночь находишься рядом с овцами, в конце уже мало отличаешься от них. Одежда пропитается запахом кошары и ещё много чем. А по-другому нельзя, результата не будет. Мы знаем о том на примере своих родителей, родственников, земляков. 

В книгах Оралхан Бокей писал и о чабанах. Их дети оберегали ягнят от холода, заносили в юрты, играли, росли с ними вместе. Потому это образ жизни, а не профессия. В наши дни в домах чабанов евроремонт, но труд такой же. 

Овцеводы отдалённого села в Тарбагатайском районе говорят, что условия для развития отрасли есть. Интерес у людей тоже имеется. Нужны стимулы для них. Сегодня овец разводят только на мясо. Шкуры и шерсть никому не нужны. Прежде сдавали в Семее. Теперь их выбрасывают на свалку. Ценное вторичное сырьё пропадает почём зря. Нет чабанов. Это большая и больная тема. Для пастьбы овец сельчане договариваются между собой. За деньги, взаимные услуги и помощь. Скот разводить надо. Что ещё делать в краю, где животные всю зиму на тебеневке? Это выгодно, мало расходов на корма. Скотине вольготно. Нужны дешёвые кредиты, гранты различные для закупа скота. Требуется структура приёмки кожсырья, шерсти. С годами в Жанауыле мериносов сменили овцы местной породы с грубой шерстью. Для неё важен надежный сбыт. В общем, нужна целая система для развития овцеводства, стимулирующая производство и переработку продукции. Заодно важно поднимать вопросы внедрения инноваций, улучшения породы овец, социальных условий для чабанов и членов их семей, создания инфраструктуры. Поднимать престиж, статус овцеводов на потерянную прежде высоту. 

Меир Токобаев

Ответить