Под единым шаныраком

Белая юрта в алтайских пейзажах 

С наступлением холодов и появлением снежного покрова на земле всё живое переселяется и переходит на так называемые зимние квартиры. Редким среди жилищ, в которых при необходимости можно жить в любую морозную зиму, является традиционная юрта.

Сложившийся образ и внешний облик привычной для нас юрты представляет собой ни много ни мало точную микромодель окружающего мира. Её полусферический купол напоминает небосвод, сияющий облачной высью. Всё это так, если изъясняться «высоким штилем», оседлав любимого для пишущего человека конька вдохновения. Если спуститься с заоблачных высот творческого воображения на грешную землю, то можно убедиться, что непритязательное жилище древних предков имеет вполне узкоутилитарное назначение. В органичном сочетании как раз высокого и одновременно прозаичного, практичного и состоит простота конструкции, лёгкость, прочность юрты. 

Тема и образ юрты, как уникального жилища в степи, присутствует в творчестве многих художников и мастеров фотографии. Между тем потребительские свойства юрты, её эксплуатационные характеристики по-прежнему ничуть не сводятся на нет, востребованы нередко и в наши дни. В летнее время вдоль многочисленных дорог нашей области они используются по своему прямому функционалу. В том заключается прикладное значение и простая выгода. Ибо нет на сегодня в линейке подобного жилья более удобной и экономически оправданной, изящной альтернативы юрте. 

Крыша над головой, кровля или кров всего-навсего останутся таковыми без присутствия в них человека. Именно он вдыхает своим присутствием жизнь, глубинный смысл в прозу обыденного существования. А самая большая юрта Восточного Казахстана находится в самом центре тоже уникальной в своём роде этнодеревни. 

Сразу предвосхитим возможные вопросы и сомнения. Это вовсе не муляж или бутафорские декорации, а очень удобное помещение для проведения разных мероприятий. Из соображений практичности и обеспечения комфорта лучше всего они удаются в летний сезон, когда зелёное обрамление живой природы создаёт естест-
венный фон. На нашей памяти знаковыми событиями, проходившими на юрточной площадке, являются официальные части двух форумов. Это Международный фестиваль мёда и Всемирный конгресс мараловодов, которые вполне отражают специфику и традиции региона. Они заключены в экзотических отраслях сельского хозяйства и экономики Восточного Казахстана, претендуют на статус его брендов. 

Гости из самых разных стран мира под куполом юрты обсудили животрепещущие вопросы, также проблемы двух древних и вполне современных отраслей. В подобном соседстве, переплетении коллизий далёкой истории и сегодняшнего дня заключается своя изюминка. Более того, основа преемственности культур, традиций, а также связи поколений, передачи из рук в руки наследия предков, а из уст в уста – духовного завещания. Тем паче, некоего культурного кода к загадкам богатого прошлого, и не менее увлекательного, таинственного дня настоящего. 

В отдельных павильонах была организована выставка, где представили экспонаты медовой и маральей отрасли. Внимание гостей привлекла экзотическая продукция как пчеловодства, так и пантового мараловодства. Среди них присутствовал своеобразный волшебный чемоданчик, содержащий в наборе чудодейственные снадобья из рогов и крови марала, мёда. Ни дать ни взять – эликсир жизни.  

Один гость из Канады, которого обычно не удивить родственной его душе и природе экзотикой, не удержался от искреннего признания. Потрясённый до глубины души колоритом, яркостью, свежестью происходящего события, он произнёс: «Это лучшее из того, что я когда-то видел!» Это впечатление только усилилось от дальнейших поездок гостей на пасеки, в мараловодческие хозяйства, на природу. Там их восхищённым взорам ещё не раз представали юрты в неповторимых алтайских пейзажах – живьём, не на холсте. Подобные живые картины навсегда сохраняются в памяти. 

Опять же любой фантастически красивый пейзаж не будет полным без присутствия человека. Как и юрта, что не окружена, как водится, самыми различными людьми. В память о Всемирном конгрессе мараловодов, к примеру, осталась фотография его участников. В тот раз были на форуме знатоки и специалисты пантовой отрасли. Такие, как Асан Джуасов, кандидат наук Абдрахман Байгазанов, а также их коллеги родом из Катон-Карагайского района, из многих других районов и областей Казахстана. Родители одного из них были тесно связаны с отраслью мараловодства, животноводства. Жили в летний период точно в такой же юрте почти у самой границы с обширным краем соседней страны. Называлось уникальное таёжное место удивительной красоты Кокбастау, что в переводе с казахского языка означает голубой родник. Принимали в ней гостей радушно, всем обеспечивали ночлег и приют. Широка душа у человека, для всех найдётся место, как и в его юрте. Ведь она является микромоделью всего мира, а неиссякаемые родники культуры, истории, памяти бьют по-прежнему в алтайских горах и лесах. И какой пейзаж будет полным без образа белой юрты на переднем плане? 

Меир Токобаев 

Фото из архива автора 

Back to top button