С помощью театра можно учить даже английский язык!

Актриса Анастасия Малицкая и режиссер Андрей Глушков из Русского государственного драматического театра имени Ф. М. Достоевского в Семее с некоторых пор возымели огромную популярность среди юных горожан. И дело не только в их участии в сказочных постановках, но и в их начинании – детской театральной студии. В ней детвора – от малышей до подростков, осваивая азы актерской игры, на самом деле учится быть собой.

С помощью театра можно учить даже английский язык!– К нам как-то пришел подросток, про которого даже родственники говорили, что он неуправляемый и много еще разных штампов из историй про подростковый возраст, – рассказывает Анастасия Малицкая. – Оказалось, что его просто никто не слушал. По-настоящему не вникал в его интересы, характер. Он проявил себя очень талантливым – шутом, арлекином от Бога. Мы, конечно, от этого были в восторге, активно этот талант развивали. И вскоре стали получать комплименты от его родных – что вы сделали с нашим мальчиком, мы его не узнаем. Мы ничего  с ним не делали, просто его слушали, шли за его талантом.

– И часто происходят такие преображения?

– Да, родители довольно часто говорят, пишут нам, что их дети, слывшие скромными тихонями, после занятий в студии раскрылись, вышли из своих раковин.

Все дело в том, что театр – это игра, а дети априори любят играть. Когда ребенку создаешь комфортные условия игры, он расслабляется и становится самим собой. Может творить, может свободно выражать свои эмоции.

Кстати, у нас нет кастинга, мы детей не отбираем. Потому что некоторым нужно время для того, чтобы успокоиться в новой обстановке, довериться нам и группе. И тогда даже самые закрытые дети начинают демонстрировать чудеса преображения.

– То есть вы работаете в постоянном контакте с родителями детей?

– Да, мы же не просто театральная студия, а детская, контакт с родителями важен. Были случаи, когда я давала, например, задание нарисовать услышанное слово. Ребенок рисовал все черным фломастером, без психологов ясно, что это определенный сигнал. Я аккуратно объясняю родителям, что нужно на это обратить внимание. Хотя современные мамы начеку всегда, сами обо всем расспрашивают.

Некоторые родители даже приводят заикающихся детей, у которых причина не медицинская, а потому что они стесняются говорить. Им помогают и наши дыхательные техники, и доверительные отношения в группах.

Для некоторых детей наша студия – выход энергии, есть же такие ребята с вечным моторчиком внутри. А бывает наоборот – родители просят «растормошить» их чадо. Каждый находит свое. Мы отказываем только тогда, когда ребенок не хочет, а родители настаивают. Из-под палки ничего не получится!

– Зачем и без того занятым актрисе и режиссеру столько хлопот с детьми, большинство из которых о театральной карьере даже не помышляют? 

– Мое увлечение началось с участия в интермедиях Снегурочкой, когда приходилось общаться с детьми, вовлекать их в разные виды активности. Еще студенткой приходилось работать аниматором. Всегда хотелось не просто развлекать, а дать задание какое-то. В общем, тянуло в педагогику.

У Андрея опыт службы актером в театре больше, в этом году – 25 лет! У меня меньше в два раза, зато стаж преподавания в театральной студии, школьных кружках  у меня уже 10 лет. Начала заниматься с детьми, еще будучи юной актрисой Акмолинского русского драматического театра, до того, как Андрей увез меня в Семей.

Хорошей школой для нас стал «Летний театральный практикум», который ввели в театре с подачи нашего директора Якова Горельникова. То есть летом набирали в группы всех желающих горожан и проводили с ними игровые тренинги. Руководил практикумом Андрей Глушков, а мы ему помогали.

В одно лето набрались талантливые подростки. Мы решили не отпускать их, пригласили в студию при театре. Яркий итог – один из них уже стал полноправным членом труппы театра, это актер Егор Ермолаев, у него несколько главных ролей. Многие из того набора поступили в театральные, музыкальные, хореографические вузы.

Постепенно обросли литературой, опытом, своими личными методиками. Появилась идея работать с детьми разных возрастов.

Что дает работа с детьми? Андрей всегда летит на занятия, горит, много от них берет. Когда устает на основной работе в театре – с детьми отдыхает, возвращается окрыленный, счастливый. Нас дети меняют, вдохновляют.

– Были ли среди ваших юных учеников такие, в ком  вы видели дар Божий, а они уходили из студии, решив стать военным или юристом?

– Такие маленькие трагедии случаются, уходят таланты, не видят себя в нашей профессии, считают ее слишком тяжелой. Кстати, насчет этого они совершенно правы. Профессия не из легких, не зря принято говорить, что в театре не работают, а служат.

Часто бывает и другая ситуация – родители против поступления в театральные вузы, они хотят лучшего для ребенка.

Мы очень к детям привязываемся, расставаться с ними тяжело в любом случае!

– Если убрать все преграды, а их немало, то вы бы ввели свой предмет в школьную программу? Ну если помечтать. Сильно бы наше общество изменилось?

– Вы знаете, в позапрошлом году я преподавала актерское мастерство в частной школе. И думаю, что надо ввести такой предмет. Для меня это очевидно. Вообще, чем больше предметов, касающихся искусства, тем лучше. Объясню, почему. Я как-то ставила мюзикл к Новому году с группой из десяти детей от 6 до 12 лет. Все было замечательно, мы разбирали характеры персонажей. И я говорю детям: «Следующий – Питер Пен». А они удивленно на меня смотрят. Никто из них не знал, кто это. И это очень грустно.

Если же говорить не о театре именно, а об игре, то ее можно и нужно применять везде, где есть дети. Например,  из физики ничего не помню, было скучно, я ее просто зубрила и забыла. А вот историю средних веков в 6-м классе вела замечательная учительница. Так она нам «машину времени» организовывала в начале каждого урока. Историю средних веков до сих пор помню. Даже английский можно учить с помощью театра – ставить пьесы на этом языке.

– Пусть не все ваши ученики становятся артистами, но растут как минимум подготовленными зрителями. Спасибо вам за это! Что вы думаете по этому поводу?

– О, это больная тема – как смотрят некоторые дети наши сказки и спектакли… Возможно, есть в этом вина взрослых – культуре поведения нужно учить! Она, к сожалению, утеряна. Поймите, я не за гробовую тишину, я даже за проявление эмоций, пусть будут выкрики, переживание за героев. Но только не за шелест фантиков, громкие разговоры между собой и по телефону, а иногда доходит и до откровенного неуважения. Для нас, артистов, это боль в сердце, это трагедия.

– Вот бы их всех к вам в студию! Чему бы вы их научили?

– Программа у нас большая, и это не сухой материал, эта игра, практика и еще раз игра! Хотя у старших учеников – почти вузовская программа. Я рассказываю историю театра, преподаю сценическую речь. Андрей – мастерство, основы режиссуры. Актеры их театра приходят провести мастер-классы, постоянными преподавателями работают ребята, которых мы когда-то выпустили из студии при театре. Весь материал мы разбираем на пьесах. В конце первого года обучения Андрей поставил с учениками «Царя Салтана», мы его даже показали в музее имени семьи Невзоровых.

С детками помладше проводим актерские тренинги, изучаем сценическую речь, работаем над дыханием. Я рассказываю о всех аспектах театра. Если мы говорим о масках, то узнаем о маскараде, особенностях японских, венецианских масок. Обязательно мы их делаем своими руками. Или если проходим кукольный театр, то создаем Петрушку. У нас очень много всевозможных тестов на ассоциации. Недавно я ввела предмет «вокал», но не традиционный, а актерский – в образе.

Этим летом мы запустили несколько проектов, среди них самый масштабный – театральный лагерь. У нас было три сезона, во время которых мы занимали детей почти полный день! С каждым поставили спектакли «Мэри Поппинс», «Алиса в стране чудес» и «Маленький принц».

Кстати, на осенних каникулах мы также планируем открыть театральный лагерь. На подходе еще несколько идей и проектов, связанных со студией, в общем, не скучаем!

Елена Лазурина

Нур-Султан

Ответить