Роль поэта в истории страны

Авторитетный норвежский журналист, историк и публицист Ганс-Вильгельм Стейнфельд представил свое видение наследия Абая в строительстве современного Казахстана.Роль поэта  в истории страны

В статье «Большой сосед России и Китая», опубликованной в старейшей ведущей ежедневной газете Dagbladet (издается с 1869 года, является одним из популярных по просмотрам изданий Западной Европы), Стейнфельд отмечает, что особое внимание к 175-летию великого казахского поэта и мыслителя не случайно. Он пишет: «Для национального строительства и культурной самооценки в этом молодом независимом государстве Центральной Азии, граничащем с Россией и Китаем, национальный поэт воплощает собой собственную историю страны».

По мнению скандинавского эксперта, с почитанием Абая у каждого казахстанца связана «привязка», которая облегчает восстановление собственной государственной идентичности. Поэтому жизнь и учение Абая претерпевают ренессанс. Стейнфельд особо обращает внимание на то, что поэта и мыслителя занимали наука и образование как ключ к успеху нации.

Автор статьи подчеркивает вклад Абая в создание письменной казахской литературы: «В Казахстане исторически кочевая жизнь являлась образом существования. В отсутствие письма среди большинства людей важную роль играли устные предания. Любой уважающий себя казах может рассказать историю своей семьи на много поколений назад… С письменным языком Абай Кунанбаев обеспечил важный инструмент для национальной памяти в этой огромной стране».

«Наряду с этим поэт также стал защитником свободы и, не в последнюю очередь, справедливости. Его роль в культурной истории Казахстана сравнима с ролью Александра Пушкина в российском прошлом», – подчеркивает Ганс-Вильгельм Стейнфельд.

Будучи одним из ведущих советологов, Стейнфельд делает экскурс в этот период истории. «Советская эпоха – это неоднозначное время для Казахстана. С одной стороны, модернизация постучала в дверь. Была устранена неграмотность. В домах появился свет». Но в то же время были сталинские лагеря, Семипалатинский испытательный ядерный полигон, экокатастрофа Аральского моря, в целом «нанесен ущерб культуре, истории и языку». «Советская жизнь была тяжелой и однообразной как в Казахстане, так и в других государствах Центральной Азии», – резюмирует автор.

Любопытно, что норвежский публицист проводит некоторые исторические параллели с государственным становлением своей страны. Стейнфельд напоминает своим читателям о том, что они должны помнить аналогичный период Норвегии после «400-летней ночи под Данией» после 1814 года, когда, например, потребовалось 99 лет, чтобы женщины получили право голоса, а в том же 1814-м им обладали только 7% норвежцев.

Судьбоносным, по мнению Стейнфельда, стал 1989 год, когда руководителем страны стал 49-летний Нурсултан Назарбаев. «Мы, работавшие иностранными корреспондентами в Кремле в период перестройки и во времена режима Бориса Ельцина, воспринимали Назарбаева как прогрессивного лидера. Он неуклонно поддерживал горбачевскую гласность, стал важным участником политического диалога, приведшего к мирному распаду сверхдержавы СССР, и с тех пор остается в добрых отношениях со своим соседом. Нурсултан Назарбаев стал доминирующим лидером в Казахстане после советской эпохи, и только в прошлом году его сменил Касым-Жомарт Токаев», – отмечает автор публикации.

Аида Ахметова,

«Казахстанская правда»,
№ 150 от 10 августа 2020 г.

Ответить