Каркаралинское окружение Кунанбая 

Отец великого акына и философа Абая – Кунанбай Оскенбаев в 1849–1852 годы был старшим султаном Каркаралинского округа. Несомненно, окружение отца влияло на мировоззрение будущего поэта.

Каркаралинское окружение Кунанбая 
?????????????

Кунанбай в этот период в Каркаралинске построил мечеть, тесно общался с жителями как ага-султан. У него сформировалось дружеское окружение. Шло обсуждение будущего Каркаралинска, решались проблемы людей. Маленький Абай всё это видел и слышал.  

Кто же эти люди, с кем общался старший султан? Расскажем о трёх из них. 

МУЛЛА ХАСЕН 

Один из них был Хасан (Хасен) ахун Сейфуллин. Родом из Саратова, из мещерских татар. Религиозное образование получил в Казани, имел духовное звание ахун. Возможно, из-за того, что он обучался в Казани и в Каркаралинск приехал оттуда, в архив­ных документах он записан как «казанский татарин». 

Год приезда неизвестен. Но то, что в 1851-м он проживал в Каркаралинске, это факт: в тот год там была открыта мечеть, и Хасан ахун был назначен её первым имамом. А назначил его старший султан Каркаралинского округа Кунанбай Оскенбайулы. Хасан ахун, выражая признательность, даёт свое благословение Кунанбаю. 

Об этом в романе-эпопее Мухтара Ауэзова «Путь Абая» написано следующее: «Первую и единственную мечеть в Каркаралинске и во всём округе начали строить на средства Кунанбая ещё в прошлом году. Сегодня она должна быть освящена. Муллы в городе и знатные старейшины в аулах не переставали восхвалять Кунанбая за эту мечеть. 

Два дня назад у Кунанбая побывал сам имам – мулла Хасен Саратау, благорасположенный к казахам. Он тоже сказал свое слово: 

– Из простого народа ты вышел в ханы… В Коране мечеть названа «жилищем бога». Ты воздвиг дом вседержателя среди тёмного, непросвещённого народа – и тебя возлюбит создатель! 

И он благословил Кунанбая при всем многолюдном собрании старейшин. За такую похвалу и почет имам перед отъездом получил от ага-султана лошадь и верблюда». 

Назначенный Кунанбаем имам мечети Хасан ахун завоевал всеобщее уважение и любовь прихожан. Об этом свидетельствует документ из Центрального исторического архива Респуб­лики Башкортостан. 17 ноября 1898 года Каркаралинский городской староста пишет в Оренбургское магометанское духовное собрание: «Главную часть населения города Каркаралов составляют магометане-татары, которые частью сами лично, а частью их отцы и деды переселились сюда из разных российских губерний. В Каркаралах с давнего времени устроена мечеть, и до 1871 года богослужение в ней отправлял ахун из казанских татар Хасен Сейфуллин. Человек этот не только обладал вполне знанием татарского языка, но был знаком и с другими восточными языками и, судя по общественному к нему отношению, пользовался должным уважением своего прихода…» 

Кроме исполнения обязанностей имама, Хасан ахун обучал грамоте детей, передавал им свои обширные знания. У него была богатая библиотека. Книги из этой библиотеки, уверен, читали Кунанбай и Абай. В романе «Путь Абая» читаем: «Габитхан и Абай раздобыли кое-какие книги у мулл и набожных книголюбов. Раз Габитхан даже съездил в Карашокы в аул Кунанбая и привез оттуда полный мешок книг. Кунанбай получил их ещё в Каркаралинске через муллу Хасена…» 

Хасан ахун имел двух жён – Биби Нурижамал и Биби Гайшу. От них родились много сыновей и дочерей. О судьбе Хасана ахуна и его потомков мною были изданы три книги. 

В 1881 году Хасан ахун отправился в хадж в священную Мекку. В тот период там началась вспышка чумы, и Хасан ахун умер от этой болезни в городе Джидде (Джидда – портовый город на берегу Красного моря, административный центр провинции Хижаз на западе Саудовской Аравии). 

ДОМ ХАМИТА 

До недавнего времени бытовало мнение, что Кунанбай с маленьким Абаем в Каркаралинске останавливались и жили дома у купца 2-й гильдии Халилуллы (в народе – Халиулла) Бекметева. Но лишь недавно мне удалось установить, что останавливался Кунанбай дома не у Халилуллы, а у его отца – купца Хамита Бекметева. 

Об этом можно судить и по году их рождения: если Кунанбай родился в 1804 году, то Хамит – в 1808-м, разница лишь 4 года. А сын Хамита Халилулла, дома у которого по версии историков и краеведов останавливался Кунанбай с Абаем, родился в 1829 году. 

Кем же был Хамит Бекметев? 

Я общался со знатоком каркаралинской истории Кусайыном Алимбайулы (1906–2000). Вот, что он мне рассказал про Хамита Бекметева: 

«Сначала в Каркаралинск, занимаясь торговлей, из Казани приехали братья татары Хамит и Жагфар. Торговля удалась, и они перевезли остальных своих родственников в Каркаралы. Разбогатели, остались здесь». 

Подтверждение слов аксакала нашел в Центральном государственном архиве РК в Алматы. 

В фонде 374 хранится дело 197, где я обнаружил сведения о Хамите и Жагфаре, которые в 1841 году проживали в Каркаралинском округе. «Хамит находится в Каркаралинском округе по торговым делам десятый уже год», – написано в документе. 

Согласно архивным сведениям, Хамит приехал в Каркаралинск из основанной во второй половине XVIII века деревни По Ключу Сап Царёвококшайского округа Казанской губернии. (Царёвококшайск ныне Йошкар-Ола). 

После того как в 1851 году в новой каркаралинской мечети Кунанбая прочли первый намаз, народ собрался в доме, где остановился старший султан. Это был дом Хамита Бекметева, который позже остался его сыну Халилулле. Там был организован той в честь открытия мечети. 

Вот что пишет Мухтар  Ауэзов в романе-эпопее «Путь Абая»: «Когда он (Абай – Е.М.) подошёл к дому, гости, проголодавшиеся за время продолжительного намаза, уже сидели за угощением. 

Во дворе, полном осёдланными лошадьми, не было никого, кроме слуг и людей, занятых стряпней. Серебристая пыль ночного инея покрывала коней в богато украшенных сбруях; тихо поскрипывали полозья лёгких нарядных санок. Кое-где на облучках клевали носом конюхи, укутанные в овчинные тулупы. 

Прямо против крыльца большого деревянного дома помещалась отдельная кухня. Дверь её то и дело хлопала. Жигиты, только что сидевшие у Майбасара, один за другим выносили блюда с горячим, дымящимся мясом… Направо была большая комната, где сидел Кунанбай. Оттуда доносился громкий, оживлённый разговор Алшинбая и майора, прерываемый взрывами общего хохота. Алшинбай в ударе – он так и сыплет крылатыми словами, вызывая смех всех присутствующих. 

Комната напротив входа тоже битком набита гостями, сидящими тесным кругом. Это преимущественно городские купцы – татары, казахские баи. В самом центре сидит имам новой мечети – мулла Хасен…» 

Известно, что у Хамита Бекметева было четыре жены: Сахипжамал, Хуснижамал, Атине, Гайникамал. Родилось много детей. Самыми известными сыновьями Хамита были Халилулла и Хамидулла – от его первой жены Сахипжамал, они стали купцами 2-й гильдии. 

Год смерти Хамита не удалось выяснить. Есть версия, что он уехал на родину, где и умер. 

ЩЕДРАЯ ДУША  АТАЖАНА 

Ещё один житель Каркаралинска, с которым общался Кунанбай, – это Атажан Ниязов. 

Настоящее имя Атажана – Ата Мухаммад. Он родился в 1803 го­ду в Бухаре. Позже поселился в Ташкенте, где женился, купил землю. В 1840-м принял решение поехать в казахские земли. 

В Центральном государственном архиве в фонде  № 374 «Пограничное управление сибирскими киргизами» имеется «Дело о причислении ташкенцев, бухарцев и других в окружные приказы и исчисление их», в нем – список людей, проживающих по паспортам и без них в Каркаралинском округе в январе 1841 года. В до­кументе под номером 12 значится Атажан Мулла-ниязов. Вот что сказано о нём в документе: «Бухарец, 38 лет, приехал из Ташкинии для торгов в волостях и Каркаралинском селении, для чего выдан ему от Приказа письменный вид от 28 ноября 1840 года за № 4786». 

Атажан был человеком щедрой души, помогал нуждающимся, тем, кто попадал в беду. Вместе со старшим султаном Кунанбаем сделал очень многое для развития Каркаралинска. 

В 1845 году и у Кунанбая, и у Атажана родились сыновья. Кунанбай сына назвал Ибрагимом (Абай), а Атажан – Жолдасбаем. Абай стал поэтом, Жолдасбай – первым исследователем истории Каркаралинска. 

Как же сложилась судьба Атажана? 

В 1881 году, когда ему было 78 лет, он отправился в хадж. Сопровождал паломников Ондирбай халфе из Абралинской волости Каркаралинского уезда, который уже дважды побывал в Мекке. Он же сопровождал в Мекку и Кунанбая. По возвращении Ондирбай халфе стал сватом Кунанбая, отдав свою дочь Зейнеп за его сына Оспана… 

От аксакалов слышал, что, отправляясь в хадж, многие паломники преклонного возраста мечтают умереть и быть похороненными на святой земле. Не знаю, мечтал ли об этом Атажан, но ему суждено было умереть в Мекке и быть похороненным на кладбище Джаннат аль-Муалля (там похоронена Хадиджа аль-Кубра, первая супруга пророка Мухаммада). 

От чумы, вспышка которой тогда произошла, умер не только Атажан хаджи, но и некоторые его спутники, среди них – Ондирбай халфе и Хасан ахун… Сейчас потомки Атажана проживают по всему  Казахстану. 

…Это лишь три человека, с которыми в Каркаралинске общался старший султан Кунанбай Оскенбаев. Эта тема требует дальнейшего исследования. 

Ерлан Мустафин, 
краевед, член Союза 
журналистов РК. 

«Казахстанская правда», № 182, от 24.09.20 г. 

Ответить