Хранители тайн былых времён 

Краеведческая работа многогранна. Она охватывает самые разные направления. Краеведов можно встретить в архивах и библиотеках, в домах старожилов или на экскурсии в музее. А ещё они активно занимаются поиском артефактов – немых свидетелей истории.  Председатель краеведческого общества «Прииртышье» Марат Сасанов поделился секретами поисковой и краеведческой работы, интересными историями об удивительных и редких находках, обнаруженных в окрестностях Семея. Хранители тайн былых времён 

– Марат, недавно Вы представили членам краеведческого общества «Прииртышье» фотографии своих находок, которые сами реконструировали в виде выставочных экспонатов. Среди них была подкова, на которой Вы разместили различные наконечники для стрел… 

– За несколько лет активного поиска артефактов в окрестностях Семея у меня собралась достаточно внушительная коллекция наконечников для стрел. Опыт работы краеведческого общества «Прииртышье» с детьми и взрослыми, живо интересующимися археологией родного края, показал, что людям интересно воочию увидеть наши находки. 

Вот я и подумал, что можно собрать в единую композицию различные типы наконечников для стрел, чтобы зрители имели полное представление о развитии оружейного дела среди кочевников Прииртышья. Я взял обычную подкову и в её отверстия вставил деревянные штыри, на которые насадил наконечники для стрел. Здесь представлены стрелы разных эпох и археологических культур. Самый древний – это каменный наконечник из черного кремния, такими пользовались наши предки ещё во времена каменного века. Есть четырехгранный ромбовидный наконечник из бронзы, бронзовые трехгранные усеченные наконечники и многие другие. 

Все они были обнаружены в разных местах, но сейчас собраны в единую композицию. Может быть, кто-то возразит, что подобные действия антинаучны. Но я не ставлю перед собой цель написать научную диссертацию. Для меня важно представить зрителю именно разнообразие наконечников для стрел тех кочевых племен, которые обитали на этой территории в разные эпохи. Ведь эти находки обнаружены именно на нашей земле, они – свидетели истории нашего родного края. 

– Как часто Вам попадаются такие находки? 

– Достаточно часто. И это никого не удивляет. Ведь неподалеку от Семея, в горах Дельбегетея, ещё в глубокой древности разрабатывали оловянные рудники. Поэтому в наших краях бронза была распространена. 

Ведь олово – один из основных компонентов для изготовления бронзы. При этом если месторождения меди во всем мире встречаются достаточно часто, то олово – очень редкий, а потому и ценный металл. 

Отмечу, что в древние времена, когда в Египте возводили знаменитые пирамиды, уже были широко известны два крупнейших центра по добыче и обработке олова. Один из них располагался в Персии, а второй – у нас, в горах Дельбегетея. 

– Как давно Вы занимаетесь реставрацией и реконструкцией? 

– Уже несколько лет. Реконструкцию некоторых экспонатов додумываю сам, следуя описаниям того или иного предмета, оставленного в исторических источниках. Например, китайский кошелек описывается так: китайские монеты с отверстием в центре собирали обычно на специальные штыри. А как выглядели эти штыри, мне найти не удалось. 

Вот и придумал собственную конструкцию. Взял подходящую дощечку, выточил на ней ручку, чтобы её было удобно держать в руке, прикрутил бронзовые ножки и отмерил несколько деревянных палочек, высота которых точно соответствует 50 китайским монетам. И в итоге получился такой интересный китайский кошелек. Дети обожают его рассматривать и вертеть в руках, изучая каждую деталь. 

Часто смотрю в Интернете, как поисковики и краеведы разных стран и регионов Казахстана оформляют свои находки. В основном они делают панно или даже некое подобие картины из различных предметов, собранных по определенной тематике. Например из предметов конской упряжи, приклеивая или пришивая их к холсту или на плоскую основу. Я тоже попробовал сделать подобные панно из китайских монет с отверстием в центре. 

Но мне больше нравятся трехмерные экспонаты. Те же комплекты конской упряжи я предпочел развесить по видам. 

А ещё увлекся реконструк-цией подсвечников из тех находок, которые поднимаю сам или мне их отдают коллеги и друзья, знающие о моём увлечении. Чаще всего занимаюсь этим долгими зимними вечерами, когда поисковый сезон завершен, земля замерзла и надолго покрылась снегом. 

Бронза сохраняется очень хорошо. Например, те же самые наконечники могут пролежать в земле 2–3 тыс. лет, и их сохранность будет почти идеальной. Особенно если они провели все это время в песке. Тогда их даже чистить не надо. Достаточно просто промыть. Чистка же производится очень аккуратно, чтобы не нарушить налет благородной патины, образующийся именно на старой бронзе. 

Когда все материалы заготовлены, я приступаю к сборке подсвечника. Достаточно часто использую материалы, которые изначально были деталями совсем иных предметов. Это могут быть ручки и крышки от дымоходов самоваров и другие предметы и детали из бронзы. При сборке учитываю форму и размер элементов. Они должны гармонировать друг с другом, смотреться единым изделием. Бывает, нужную часть будущего подсвечника подбираю очень долго. Ведь это находки, дело случая. 

– Где чаще всего можно встретить интересные и ценные артефакты? 

– На местах старых и древних поселений, где располагались зимовки или целые аулы. Вообще, поиск – дело непредсказуемое. Невозможно предугадать, что обнаружишь в том или ином месте. Бывает, увидишь в степи остатки фундамента всего одного дома. Думаешь, что в нем можно обнаружить, шансов найти что-то стоящее ничтожно мало. А там попадётся что-то стоящее и редкое. 

– Как-то во время одной из краеведческих гостиных Вы знакомили семейчан со 
своей замечательной коллекцией фарфоровых клейм. Как пришла идея подобной коллекции? 

– Клейма могут рассказать знающему человеку удивительные и познавательные истории. У меня собралась достаточно большая их коллекция, которая постоянно пополняется. 

Кстати, некоторые поисковики нашего региона тоже заинтересовались этой темой для сбора собственной коллекции, пытаются даже их систематизировать и классифицировать. 

Это привело к тому, что стали появляться очень редкие, неизвестные доселе клейма периода Сидора Терентьевича Кузнецова, отца Матвея Сидоровича. Последний вывел производство фарфора на всеимперский уровень и даже успешно конкурировал на рыке Европы, Азии и Китая. Он их буквально завалил своей красивой, качественной и при этом доступной по цене фарфоровой посудой. 

Однако поисковикам гораздо интереснее найти экземпляры более ранних клейм, которые выполнялись в разных цветах и вариациях. Это нюансы поисковой работы пополняют базу данных, которой активно пользуются коллекционеры фарфоровой посуды и клейм. 

– Какие ещё были находки, которые до сих пор не смогли определить? 

– Нашел бронзовое китайское зеркало в форме диска. Его ещё называют магическим зеркалом. На его внутренней стороне обычно наносился растительный или животный орнамент. Но на обнаруженном мной зеркале были изображены четыре иероглифа, которые до сих пор никто не может прочитать и перевести. Даже сами китайцы. Поэтому интрига сохраняется. Надеюсь, что после их прочтения можно будет хотя бы датировать изготовление этого зеркала по времени правления императорской династии. Именно так датируются китайские монеты. Даже китайские исследователи до конца не могут систематизировать монеты своей страны, выпущенные в разные эпохи. 

Другая находка, которая всё ещё ждёт своей интересной истории – это монета. Внешне она очень похожа на китайскую – у нее тоже есть отверстие в центре. Но вместо иероглифов нанесены письмена при помощи арабской вязи. Я показал эту монету профессору СГУ им. Шакарима Амантаю Исину, и он предположил, что это может быть кашгарская монета. Однако никаких доказательств этой гипотезы пока не найдено. Также как и аналогов найденной монеты. 

– И много китайских монет удалось найти? 

– Очень много. Чаще всего они датируются временем правления династии Цин – это середина XIX века. И это неудивительно, если учесть, что в это время в Семипалатинской области был открыт Сергиопольский тракт. Это дало мощный толчок для бурного развития международной торговли. 

Гораздо интереснее найти более ранние монеты. Тогда у нас были торговые пути, но они были очень слабо развиты. Соответственно, и денежный оборот был гораздо меньше. К монетам XVIII – первой половины XIX века я отношусь гораздо внимательнее. Скажу больше, изредка поисковикам попадается даже так называемая «чешуя» Ивана Грозного. Это такие древние денежные знаки, которые даже не имеют формы привычной монеты. Их делали из проволоки, изготовленной из драгоценного металла. Её разрубали на кусочки, расплющивали и получались настолько мелкие и тонкие пластинки, что их легко сдувало сильным ветром в степи.  

– Много находили в наших местах оружия? 

– Нет, оружие встречается редко. Хотя попадались и гранаты, и берданки, различные кинжалы и ножи. Гораздо больше находок стреляных гильз и патронов, относящихся к разным периодам новой и новейшей истории. Это только подтверждает тот факт, что в окрестностях Семея в течение трех веков всегда было достаточно много воинских частей и подразделений. 

Кроме того, во время гражданской войны здесь было сильное белогвардейское сопротивление, было много боев с красными отрядами. Центр белой гвардии располагался в Большой Владимировке (ныне  Бескарагай). 

Естественно, на находках это отражается. Мы находили интересные офицерские погоны. Московские эксперты определили, что их могли носить офицеры туркестанского полка, поскольку только на погонах этого воинского подразделения размещалась шестиконечная звезда. 

– Вы упоминали о коллекционировании пуговиц и украшений. Как эти предметы могут рассказать об истории края? 

– О, очень многое они могут поведать нам. Например, в XIX веке среди чиновников Российской империи была в ходу специальная форменная одежда. И знаками отличия часто служили именно пуговицы. По оттискам на пуговице можно определить, кто жил в этом доме, чем он занимался, какой чин занимал. 

То же самое и с украшениями. Недавно наши поисковики нашли украшение в виде жетона на цепочке. Позже выяснилось, что подобные кулоны часто делались из серебряных монет. Использовались или русские рубли, или австро-венгерские монеты. Но иногда сами ювелиры изготавливали подобные украшения, чтобы люди не дырявили настоящие монеты. Вот их и называли «дукач». 

По характеру и количеству находок можно хотя бы примерно определить назначение поселения – зимовка это, почтовый пикет или караван-сарай. Например, был один дом, вокруг которого мы обнаружили просто невероятное количество стреляных гильз. Скорее всего, здесь жили военные, которые проводили в своем дворе ежедневные стрельбы и учения. А вокруг другого дома нашли сразу 20 женских и мужских колец. Что это значит, мы пока сказать не можем. 

В краеведении и поисковой работе много интересных направлений. Она помогает расширить знания о людях и истории края, где ты родился и живешь. А значит, ещё больше полюбить свою малую родину, прикипеть к ней всей душой, прирасти сердцем. 

Екатерина Гуляева 

Семей 

Ответить