Дело всей жизни

Вдова ветерана Великой Отечественной войны Полина Ачимова рассказала о своем супруге Иване Ермолаевиче – профессиональном разведчике, командире партизанского отряда, полковнике органов госбезопасности.  

Дело всей жизни

По ее словам, вся жизнь Ивана Ачимова так или иначе была связана с железной дорогой: в годы войны он пускал под откос вражеские поезда, в мирное время, напротив, следил за безопасностью железнодорожных транспортных коммуникаций. Отправляющиеся составы видны из окон дома, где Иван Ермолаевич жил с 1952 года.  

Родился Иван Ачимов в селе Хапово Здвинского района Новосибирской области, находившемся далеко от железнодорожных путей. В первый раз увидел железную дорогу и паровоз, когда учился в седьмом классе. И сразу загорелся мечтой: буду машинистом! Если бы тогда ему кто-нибудь сказал, что пройдет немного времени и он станет взрывать поезда, счел бы его за сумасшедшего.  

Взрывному делу Иван Ермолаевич начал учиться еще в мирное время в фабрично-заводском училище в Прокопьевске, куда он поехал в 1938 году, выбрав специальность взрывника. Когда же перед самой  войной его по линии комсомола отправили в техническую школу, жизнь изменилась самым кардинальным образом. Потому что за нейтральным названием учебного заведения скрывалась спецшкола, где готовили диверсантов… 

– Вот когда ему пригодилось умение обращаться с динамитом, – подчеркнула Полина Яковлевна. – В первую очередь в спецшколе изучали все уязвимые места у железнодорожных составов. Обучали хождению по азимуту, азбуке Морзе. Много времени уделяли тренировке зрительной памяти – разведчик должен «фотографировать» глазами.  

Кроме того, систематически проходили тренировки на выживание. По два человека забрасывали в непролазную тайгу: давали коробок спичек, несколько сухарей, котелок, фляжку с водой и определяли срок, который нужно провести в лесу. Питались тем, что находили, – одуванчиками, подснежниками, а еще в еду шли молочай, почки, кора, особенно березовая. Приходилось пить даже процеженную через платок болотную жижу. 

– Еще он научился в спец-школе ходить на лыжах, – добавила супруга Ивана Ермолаевича. – На всех соревнованиях неизменно брал первые места. Поэтому после окончания спецшколы в качестве инструктора подрывного дела его направили на Северо-Западный фронт в отдельный Сибирский лыжный стрелковый батальон.  

В декабре 1941 года первая же вылазка в стан врага для Ивана Ермолаевича едва не оказалась последней. Об этом он в одном из интервью вспоминал так: «Бой под деревенькой Горчица действительно оказался для нас горьким. Мы шли в атаку на лыжах во весь рост, под беспрерывными очередями фашистских пулеметов из дзотов. Погиб почти весь батальон. Мне повезло: я отделался легким ранением. Потом наши эту деревню взяли в обход, меньшими силами. В начале войны, уступая фашистам в военной тактике и стратегии, мы учились на собственных ошибках. Война – очень тяжелый труд. Но Северо-Западный фронт – это особенный фронт: сплошные болота, траншеи, постоянно залитые водой». 

Именно на Северо-Западном фронте Иван Ачимов состоялся как разведчик. Группа всегда поддерживала тесную связь с партизанами, а потом настал момент, когда поступил приказ из Центра влиться в четвертую партизанскую бригаду. Ивана Ачимова назначили командиром партизанского отряда. Группой, возглавляемой Иваном Ачимовым, был разоблачен германский агент «Арон», внедренный в один из отрядов калининских партизан. Во главе партизан Иван Ермолаевич находился с сентября 1943 по апрель 1944 года. 

После того как сняли блокаду с Ленинграда и советские войска перешли в наступление, 4-я Ленинградская партизанская бригада, где служил Иван Ачимов, встретилась с наступающими частями Советской Армии. Личный состав бригады влился в действующую армию. У Ивана Ачимова появилась возможность встретиться с родными. Село было истерзано вой- 
ной, отец погиб на фронте, а мать с тремя младшими детьми голодали, его самого считали пропавшим без вести.  

Дело всей жизни

От районного начальства посыпались предложения о высоких должностях, о которых он раньше и мечтать не смел. Только от этого не было никакой радости – в каждом взгляде соседей видел упрек: «Вот ты вернулся, а мой сын уже никогда не увидит родную деревню». Став старшим инспектором рай-исполкома, он получил задание произвести заем у населения, и на него посыпались проклятия и оскорбления. Боевой офицер, не раз находившийся на краю гибели, не стал никому ничего доказывать – снова ушел на фронт. 

После переподготовки в 1-м Омском пехотном училище Иван Ачимов в качестве командира полковой разведки, а затем командира роты участвовал в преследовании отступавших фашистских войск на 1-м и 3-м Белорусском фронтах. Форсировал Одер. Перед самой Победой, под Берлином, был ранен в третий раз – перебило обе ноги. Весть о долгожданной Победе застала его в госпитале в Польше.  

После выздоровления приехал в Казахстан. Здесь началась другая жизнь, связавшая его с органами государственной безопасности, где он проработал до 1971 года. И здесь его деятельность была связана с железной дорогой, только теперь он уделял внимание железнодорожному транспорту как возможному объекту для совершения диверсионных актов и других умышленных преступлений при прохождении литерных поездов и грузов секретного и военного характера. 

– Немало фашистских преступников-полицаев и карателей пытались затаиться в Семипалатинске, – подчеркнула Полина Ачимова. – Засекреченность большинства дел нельзя нарушать даже сейчас. Просто отмечу, что на счету Ивана Ермолаевича немало раскрытых преступлений, где пригодились его профессионализм и опыт разведчика. 

О своем супруге Полина Яковлевна может рассказывать долго, каждый раз вспоминая новые детали. В музее управления ДКНБ по ВКО в Семее хранятся его личные вещи, фотографии, два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны I степени, медали «За боевые заслуги», «Партизану Отечественной войны» I степени, «За оборону Ленинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «В память о 250-летии Ленинграда» – награды за дело всей жизни, которому он служил. 

Флора Левина 

Семей  

Ответить