Человеческий сын, воспитанный богом!

Аль-Фараби, 1150-летие со дня рождения которого отмечается в нынешнем году, входит в плеяду великих светочей человечества. Труды философа актуальны и востребованы. А каким Абу Насыр Мухаммед ибн Мухаммед ибн Тархан ибн Узлаг аль-Фараби ат-Турки был в жизни? Слово – писателю.

Словно крылья мои кем-то опалены –
я печалюсь о пройденном,

Ожиданьем томим, сквозь дорожную пыль вижу родины снег.

(Аль-Фараби, IX–X вв.)

Человеческий сын,  воспитанный богом!
Фото e-history.kz

1

Султан Идрис Мухаммад-ад-Даули Рустани восседал на возвышении, глядя прямо перед собой. Благородная стать, высокий чистый лоб, светлокожее выразительное лицо и безмолвие вельможного внушали окружающим трепетную тревогу.

Султан сидел в этом положении довольно длительное время. Когда двое гонцов, поспешно войдя в залу, пали перед повелителем ниц, он и бровью не повел в их сторону.

– Поднимитесь! – велел Султан чуть слышно. – Где он… аль-Фараби?..

Гонцы поспешно вскочили, казалось, они не расслышали слов Султана. Трехдневная скачка без передышек вконец вымотала их силы. Они чуть не валились с ног. Почтенного возраста визирь Султана, видя, что трудно ждать вразумительного ответа от гонцов, решил вмешаться.

– О Султан, позволь сказать мне… – вступился было он, но осекся, видя, как Султан бросил недовольный взгляд в его сторону.

– И до тебя черед дойдет.

– Учитель у себя дома, о великий Султан, – подал голос один из гонцов.

– По какой причине он не передо мной?

– Этого мы не знаем, – ответил гонец-здоровяк, старший по возрасту.

– Кто знает?..

В ответ молчание.

– Я хочу знать, что ответил аль-Фараби на мое приглашение?! – повысил голос Султан.

Гонцы молчали.

– В точности ли вы донесли мои слова?..

– Донесли в точности, о повелитель!..

– И что ответил Учитель?

– «Звали меня под свои знамена и арабы, и персы, и евреи, и тюр-
кские султаны. Я не принял их приглашений. Судя по письму Султана, он хорошо знаком с моими трудами. Передайте мою благодарность Султану. Никогда не искал приюта под чужими знаменами ради спасения собственной жизни. Да будет доволен им Всевышний», – вот они слова, которые Учитель передал для вас, о повелитель.

– Принял ли он мой дар?..

– Не принял, о Султан, – гонец вынул из-за пазухи увесистый мешок из бычьей кожи.

– Что?.. Почему он отказался от золота?! – возвысил голос Султан.

Гонцы молчали, потупившись.

– Так говори же, гонец, говори!..

– Учитель сказал… что свобода не продается…

– Интересно, что он собирается делать с этой свободой?..

– Учитель сказал, что избранных Создателя не интересуют ни богатства, ни власть.

– Что же его интересует?..

– Ничто материальное его не интересует.

– Что еще он передал?..

– Учитель сказал: «Если у Султана есть желание прислушаться к моим словам, передай ему следующее: «Большая часть моей жизни прожита, осталось малое. Я выбрал уединение, отошел от мирских дел, чтобы закончить свои труды, которые стали смыслом и отрадой моей жизни. Молил Создателя о такой возможности. Моя мольба дошла до слуха Всевышнего, в ответ я принял условие, нарушить которое не могу: я не должен тратить на свои нужды больше одного дирхема в день. Султан, судя по письму, знает цену слову. Если мои слова достигли его сердца, и если он намерен сделать что-то
доброе, пусть помолится за Абу Насыр Мухаммед ибн Мухаммед ибн Тархан ибн Узлаг аль-Фараби ат-Турки. Да благословит Всевышний все его дела».

– Оставьте меня!.. – взмах руки Султана, и гонцы попятились к выходу. Сарбазы из охраны последовали за ними. Визири, служащие Султана замерли в ожидании приказаний повелителя, но Султан жестом руки отослал всех прочь.

2

В просторном дворцовом зале Султан остался один. Он задумался над ответом аль-Фараби.

В детстве он видел, как его отец Бекзат Султан читал книгу аль-Фараби «Афоризмы государственного деятеля». Книга всегда находилась у изголовья отца.

С великим почтением говорил отец об аль-Фараби. Лишь об одном жалел, не привелось встретиться ему с Учителем за одним дастарханом. О многом хотелось бы поговорить с Учителем, говорил отец. Идрис Султан в те годы не отягощал молодую голову серьезными вопросами. Но сейчас и он мучается в поисках ответов на вопросы бытия и духа. Ночами донимает его бессонница. Днем, сидя в прохладной тени деревьев, в глубокой задумчивости подолгу вглядывается в стремительное течение реки, но беспокойные думы, сомнения и тревоги не покидают его. Они терзают душу, иссушают тело. Будь Учитель рядом, многое открылось бы ему. Думал, Учитель примет его предложение, будет находиться во дворце рядом с ним, а уж он создаст такие условия жизни, что до скончания дней своих Учитель не будет знать печали.

Многие вельможные особы сочли бы за честь держать при своих дворцах великого Учителя Востока.

Аль-Фараби, вопреки его ожиданиям, богатству и власти предпочел свободное плавание, внушительному слитку золота предпочел жалкий медный дирхем. Довольствуется одним дирхемом в день…

Великое подвижничество, требующее мужества. Уверенность мудрого, постигшего суть Истины, открывшего для себя высший смысл бытия, поклоняющегося лишь Творцу Вселенной, оставаясь верным своему предназначению.

Когда цари уходят в мир иной, вместе с ними уходит и их достояние из золота и серебра.

Но цари живут, не задумываясь о смерти. Будто никогда не выпадут из их рук золотые кубки для вина.

Мало кого из царей минуло это трагическое заблуждение. Они забывают о том, что вечен в этом мире один Аллах. А человек – всего лишь пена, поднимающаяся на поверхности. Стоит утихнуть ветру, как эта пена исчезает в пучине темных вод океана. Короткая жизнь отпущена смертному. Богатая страданиями и скупая на радости.

Всю жизнь человека можно выразить тремя фразами: родился, жил, умер. Всего четырнадцать букв. Короткий путь, а память о нем еще короче. Человек оставляет за собой след, подобный муравьиному следу в зыбких барханах.

Идрис Султан читал книгу Учителя «О разуме и науке». И запечатлел в своем сердце слова ученого о том, что главное для человека – это Творец и Разум. Вряд ли найдутся в арабском мире люди, понимающие Учителя, думал он в последнее время.

В былые времена с благоговением чтили пророков. Со временем стало слабеть почтительное отношение к посланцам Аллаха. Потому что их наставления одних возвышают, придавая им силу Духа, а других оставляют блуждать во мраке невежества.

Когда закончилась эпоха пророков, на земле заняли свои места Мыслители и Поэты. Сейчас же землю заполонили лжепророки, лжефилософы, лжепоэты. Наступила эпоха лжесвидетелей. Пророки, Мудрецы, Поэты преданы забвению. Изменчив и быстротечен мир. Простые смертные мечутся в своих заблуждениях. Истинный мыслитель хранит Сабыр – спокойствие.

Аль-Фараби – один из тех, постигших, хранящих великое спокойствие. Поклоняющийся Одному и Единому Создателю, почитающий Его великое творение, обладателя Разума – Человека.

Султан понимал, что живет во времена непризнанных Пророков, Философов, Поэтов. Потому ему и хотелось приблизить к себе, обогреть теплом своего сердца Учителя, оставшегося в полном одиночестве. Но не суждено было исполниться его желанию. Учитель Востока выбрал Свободу. Султан понимал движения души великого человека. Предаваясь размышлениям, сам пребывал в смятении.

3

На следующее утро Идрис Султан призвал к себе придворных.

– Аль-Фараби выбрал свободу, и мы должны отнестись с уважением к его выбору. Если Учитель говорит, что для него достаточно одного дирхема в день, то помолимся о том, чтобы этот дирхем никогда не кончался. Потому что ученый Aбy Насыр Мухаммед ибн Мухаммед ибн Тархан ибн Узлаг аль-Фараби ат-Турки великая личность, вознесший науку Востока на небывалую высоту. Абу Насыр аль-Фараби пришелся мне по душе своими глубокими знаниями и несгибаемым характером. В чем вы и сами убедились вчера.

– Да, да, убедились… – раздалось со всех сторон.

– В Арабском халифате существуют общества, не признающие аль-Фараби.

– Верно, верно!..

– Знаете, почему?..

– Говори, Султан, говори!..

– Аль-Фараби всю жизнь находится в неустанном поиске путей, которые привели бы человечество к благоденствию. Он стремится к тому, чтобы человек, благодаря достижениям науки, и в земной жизни жил так, чтобы был удостоен благословения Аллаха в обоих мирах. И не уставал возносить хвалу Всевышнему за его щедроты. Собравшиеся слушали Султана в полной тишине. Они ждали, что еще скажет Султан.

– Создатель будет посылать к нам своих Пророков. Но суждено ли нам узреть их? Ведь мы повергнуты в мрак слепоты, глухоты, немоты. Мы радуемся, когда наши скакуны или верблюды приходят первыми на скачках. Устраиваем пышные пиршества по этому поводу, приглашая на них людей со всей Сахары. Но что остается после этих безумных застолий? Только обиды. Только зависть. Только бесконечная вражда.

Сегодня Арабский халифат переживает пору деградации. В народе говорят, скорая смерть настигнет того, кто скрывает свою болезнь. Мы должны спешить к истине. Но путь к Истине долог. Благодаря Учителю культура Востока озарила своим светом все человечество. Он наречен Вторым Учителем после Аристотеля. Так дарует же Аллах долгую жизнь аль-Фараби!

4

Спустя семь дней гонцы донесли слова Султана до Дамаска. Через тридцать семь дней с караваном именитого купца Абу Малика слова самого аль-Фараби достигли Арабских пустынь, дошли до гор Персии, джунглей Индии, степей Китая, просторов Дешт-и-Кипчака – родины великого ученого.

Вот эти слова: «Да не лишится птица крыла, а человек разума. Да будет благословенен народ, почитающий своих ученых, доблестных воинов, тружеников земли. И да не оскудеет земля Востока озаренными светом божьим сыновьями и дочерьми».

Тоска по колыбели юности – Отрару – наполняла глаза Учителя горячими слезами и источала из cepдца строки, исполненные безграничной любви к далекой и бесконечно любимой Родине. Вот они эти строки стихов!..

Далеко, далеко от меня мой

народ, далека моя родина,

Скакуны быстроногие этих путей

не покроют вовек.

Словно крылья мои кем-то

опалены – я печалюсь

о пройденном,

Ожиданьем томим, сквозь

дорожную пыль вижу родины снег.

Годы молча уходят, увы, уж

ничто их назад не воротит,

Лишь горючие горькие слезы

заботы текут…

О Аллах мой, сколь много глупцов,

Тобой созданных, по миру бродит,

Что подобны песку: зной и хлад

в себе – не сберегут.

Расточат лишь за краткий

период для разума данный.

Жизнь уходит, а все одержимы

лишь властью людской…

Только тяжкие вздохи из груди

исторгаю, вослед за годами!

И душа моя страждет, и во мpaке,

во страхе – томится тоской…

(перевел Владимир Берязев)

5

Я любил свой народ.

Я любил свою родину.

Буйствует Отец-Небо.

Стонет Мать-Земля.

Грохочут молнии.

Только безмолвствует

Всевышний.

И я молчу.

Высоко стоит белое солнце в белом небе. И красный такыр трескается от белого солнца. И мерный звон стоит над красным песком. И по красному песку важно и неспешно идут караваны. Они везут из Багдада бесценные рукописи великого тюрка в библиотеки Египта, Сирии, Палестины, Константинополя, Испании, Ливии, Эфиопии… во все страны, где есть книгохранилища.

Да, гении не умирают, если жива Мать-Земля. И благие дела обычных людей не исчезают бесследно. Вселить в cepдце слово Бога, жить с ним и всегда чувствовать под ногами великую опору – Мать-Землю.

Проникшись глубокими мыслями великого Учителя, я, 68-летний старец, молюсь о том, чтобы бесценное наследие аль-Фараби было понято и передавалось из поколения в поколение как священная реликвия, как бессмертное достояние казахской нации.

Свят навеки Абу-Насыр Мухаммед ибн Мухаммед ибн Тархан ибн Узлаг аль-Фараби ат-Турки, человеческий сын, воспитанный Богом!

 

Роллан Сейсенбаев, писатель

«Казахстанская правда», № 26,  от 7 февраля 2020 г.

Ответить